02:36 

Район "Живые и мёртвые"

Скрёб-поскрёб
Они мучили вас уже много раз, но каждый раз стирали вам память
Здравствуй, читатель. Не знаю, подходит ли эта история под то, что обычно ассоциируют со страшными историями. Я бы назвала это подъездной (во всех смыслах) крипотой. Приземли свою тощую (или не очень) задницу поудобнее и слушай.

Моя семья, видимо, косит под цыган, поэтому переезжали мы в этой жисти довольно часто. Дольше всего (почти 8 лет) прожили в райончике с пятиэтажечками, который был построен на снесённом кладбище. Этот факт довольно мил сам по себе, а вкупе с другими ещё больше отдаёт чем-то зловещим. Дела там ни у кого не шли: когда-то построили городской стадион, но он стал заброшенным и по ночам становился местом встречи вандалов и маньяков, плоды деятельности которых периодически находили поутру; около него был кинотеатр с танцплощадкой (выражение "пляски на костях" приобретает довольно-таки буквальный смысл), но быстренько сгорел к чертям собачьим; однажды прямо за моим домом собирались построить большой мебельный магазин, но черепа, приветливо улыбающиеся из вырытого котлована, наверное, были против. Конечно, всё это - суеверная туфта, но, прожив в подобном месте несколько лет, невольно начинаешь верить во всякую потустороннюю хрень, даже будучи непрошибаемым скептиком. Сам район в народе носил соответствующее название - "Живые и мёртвые", и эти живые с мёртвыми тесно соседствовали и иногда были непрочь друг другу о себе напомнить. Но мы, по первости, только переехав, были не в курсах этих мистических тёрок, так что всякие странные случаи выглядели довольно пугающе.

читать дальше


@темы: сущности, рассказы, не своё, дети

02:33 

Без просвета

Скрёб-поскрёб
Они мучили вас уже много раз, но каждый раз стирали вам память
Валерий Викторович сидел на табуретке перед журнальным столиком и листал альбом со старыми фотографиями. Он медленно переворачивал тяжелые от порыжевшего клея страницы, то и дело смачивая пальцы слюной — дурная привычка, приобретенная еще в те времена, когда страницы книг нужно было разрезать ножом для бумаги и они постоянно слипались вместе.

В желтом свете настольной лампы люди на фотографиях выглядели пластиковыми, ненастоящими — сказывалась манера советских фотоателье, у которых лучше всего получались фотокарточки для будущих надгробий. Впрочем, всех этих людей уже действительно не было в живых, подумал Валерий Викторович и тут же испуганно сам себя поправил — он-то пока еще был по большому счету здоров.

Фотоальбомы хранились в комнате сына. На фотографиях Вите везде было не больше семнадцати, хотя он погиб в тридцать девять. Многие его вещи не переставляли уже лет тридцать, Валерий Викторович лишь стирал пыль каждым субботним утром. У старого проигрывателя заело крышку, в нем так и осталась пластинка «Землян», привезенная Витей из Москвы, когда он еще возвращался домой на каникулы. На полке закрытого секретера тугим монолитом, таким, что и не достанешь ни одну книгу, выстроились школьные учебники и двенадцать бежевых томов детской энциклопедии, которые когда-то с таким трудом приходилось выменивать у знакомых на детективы.
читать дальше

Михаил Калашников

@темы: сущности, рассказы, не своё

01:30 

Поезд 099

Скрёб-поскрёб
Они мучили вас уже много раз, но каждый раз стирали вам память
На перроне никого не было. Ряд столбов с электронными табло, пустые лавочки, яркое бесцветное освещение, а за его границами — морозная казанская ночь. Под ногами лежал тонкий слой снега, звенела тишина. Ради этого странного сказочного момента стоило выйти из здания вокзала за пятнадцать минут до прибытия поезда. Илья закинул ремень сумки на плечо и пошел вдоль перрона. Мороз щипал щеки, парень глубже зарыл лицо в шарф, а руки — в карманы. Шарф, кстати, был прекрасный: теплый, длинный, из пряжи голубого, коричневого и белого цветов. Алиса связала.

Конечно, в здании было теплее. Благо, его, наконец, отреставрировали, понатыкали внутри сидячих мест и табличек на всех языках. Да только сейчас туда набилось столько народу, что даже и речи не было о том, чтобы устроиться где-нибудь, никому не мешая, с книжкой. Еще и информационные табло не работали, тут не заткнешь голову наушниками, приходилось все время прислушиваться. Поэтому, как только объявили путь, на который прибывает поезд 099, Илья выскочил наружу.

Мало-помалу на перроне начали появляться люди. У всех были эти большие чемоданы на колесиках, а у Ильи одна сумка, да и там только Алисины книги. Он часто ездил к ней налегке, но в этот раз даже сменных трусов не захватил, а ведь сумка стояла собранной несколько месяцев. Поезд. Ползет шумно. Окна не горят. Народ засуетился, выискивая свои вагоны. Илья тоже потянулся к своему девятому номеру. Он порядком замерз, даже руки в перчатках закоченели.
читать дальше

Михаил Павлов

@темы: искажения времени и пространства, не своё, рассказы, транспорт

16:06 

Мрачный кот в Телеграме.

Палпатин
Творческий проект Alterrum.ru

Для тех, кто пользуется Телеграмом, отличная новость. В наличии имеются офигенные стикеры с мрачным котом (Gloomy Cat). Посмотреть весь набор, повосторгаться пушистой крипотой и установить себе можно тут.

@темы: картинки

09:29 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет helena-eva:

смелый фотопроект в защиту одиноких женщин


Life Once Removed: фотопроект от Сюзанны Хаинтс (Suzanne Heintz)


Девочкам с детства прививают мысль о том, что главное в жизни – успешно выйти замуж и родить детей. Однако не все хотят быть любящей матерью и любимой женой. Фотопроект "Life Once Removed" от Сюзанны Хаинтс (Suzanne Heintz) – ответ всех одиноких женщин на стереотипы, устоявшиеся в обществе.

читать дальше

URL записи

Вопрос: Бест?
1. Да!  337  (100%)
Всего: 337

@темы: Не свое

09:28 

Diary best
Искатель @сокровищ
Пишет Леночка.:


Синдром отложенной жизни.

У мамы в серванте жил хрусталь. Салатницы, фруктовницы, селедочницы. Все громоздкое, непрактичное. И ещё фарфор. Красивый, с переливчатым рисунком цветов и бабочек. Набор из 12 тарелок, чайных пар, и блюд под горячее. Мама покупала его еще в советские времена, и ходила куда-то ночью с номером 28 на руке. Она называла это: "Урвала". Когда у нас бывали гости, я стелила на стол кипенно белую скатерть. Скатерть просила нарядного фарфора.
- Мам, можно?
- Не надо, это для гостей.
- Так у нас же гости!
- Да какие это гости! Соседи да баб Полина...

Я поняла: чтобы фарфор вышел из серванта, надо, чтобы английская королева бросила Лондон и заглянула в спальный район Капотни, в гости к маме. Раньше так было принято: купить и ждать, когда начнется настоящая жизнь. А та, которая уже сегодня - не считается. Что это за жизнь такая? Сплошное преодоление. Мало денег, мало радости, много проблем. Настоящая жизнь начнется потом. Прямо раз - и начнется. И в этот день мы будем есть суп из хрустальной супницы и пить чай из фарфоровых чашек.

Но не сегодня.
читать дальше

URL записи

Не свое | Не Бест? Пришли лучше!


Вопрос: Бест?
1. Да!  747  (100%)
Всего: 747

@темы: Не свое

история сообщений

главная